Минобороны "детально разбирается в причинах отказа третьей ступени ракеты “Булава”, приведшего к ее ликвидации», - сообщил начальник Генштаба генерал армии Николай Макаров в минувшие выходные. По его словам, "в аварии может быть виноват либо военно-промышленный комплекс, либо само производство или конструкторские недоработки". "Я лично склоняюсь ко второму варианту", - категорично заметил Макаров.
Утром 23 декабря тяжелый атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения «Дмитрий Донской» произвел 10-й испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Булава» из акватории Белого моря. Произошел сбой на участке работы третьей ступени ракеты, в результате чего изделие взорвалось в воздухе. Этот пуск должен стать решающим: если успех — «Булава» призывалась на службу в ВМФ.

Впрочем, Макаров пообещал: после выяснения причин сбоя работа по комплексу будет продолжена. Вопрос только — когда. Теперь в 2009-м (как планировалось) ждать ввода в строй новых атомных подлодок проекта 955 типа «Борей» не стоит. Испытания «Булавы» если и продолжатся, то как минимум не раньше 2010 года (а то и позже). В этой ситуации главное бремя ядерного сдерживания ложится на атомные стратегические ракетоносцы проекта 667 БДРМ типа «Дельфин», вооруженные модернизированной межконтинентальной баллистической ракетой РСМ-54 «Синева». Именно этот комплекс сегодня остается основным оружием в составе морских стратегических ядерных сил России.

— Что касается «Булавы», то это проблемы только Московского института теплотехники и Воткинского завода, — заявил «Известиям» представитель Красноярского машиностроительного завода Александр Солусенко. — К производству этой ракеты «Красмаш» никогда никакого отношения не имел и в кооперации ни в какой форме не участвовал. Даже болты не точили.

Это заявление опровергает мнение экспертов, высказанное ранее в «Известиях» о том, что именно «Красмаш» делал ту самую злополучную третью ступень для «Булавы» (редакция «Известий» приносит искренние извинения красмашевцам за публикацию непроверенной информации). На самом деле это предприятие занималось производством морской баллистической ракеты для подлодок РСМ-54 (разработка ГРЦ имени академика В.П. Макеева). Как говорит Солусенко, в середине 90-х годов производство этих ракет на «Красмаше» приостанавливалось. Причин было несколько — и банальное отсутствие средств на изготовление новых изделий взамен выслуживших сроки эксплуатации, и обещание Московского института теплотехники в короткие сроки поставить на вооружение наших АПЛ «единую» с РВСНовским «Тополем» «Булаву». Только через 2-3 года, в конце 90-х, изготовление ракет на «Красмаше» было полностью возобновлено с началом ОКР по «Синеве» без потери качества и надежности производства.

Эта ракета не имеет аналогов в мире по своим потенциальным возможностям и энерго-массовым характеристикам (то есть соотношению веса ракеты к забрасываемому ею весу боевых частей). Успешными оказались и все запуски красмашевских ракет. Более того, в ходе учений «Стабильность-2008» «Синевой» был установлен мировой рекорд дальности полета для ракет данного класса — 11 500 км. Другое достоинство комплекса в его экономичности. Жидкостная «Синева» производится серийно. Если «Булаву» как проект заморозят на какое-то время, то основное бремя ядерного сдерживания ложится на «Дельфины», вооруженные «Синевой». Они смогут решать эту задачу как минимум до 2030-х годов.

Испытания — это всегда риск

Любые испытания ракетной или иной техники связаны с риском. Ракеты, самолеты, корабли и прочая техника всегда горели и взрывались. И так, видимо, будет всегда. Ведь никакие математические расчеты на компьютерах никогда не дадут конструкторам четкого понимания того, как в реальности работает их создание. В Советском Союзе тогдашние «Булавы» проходили по 20, а то и больше пусков, половина из которых могла быть заведомо неудачной. Морская ракета РСМ-54 для АПЛ 667 проекта типа «Дельта» стреляла с наземного стенда 17 раз (более половины — неудачно), с подводной лодки — 13 (11 — успешно). История помнит не одну такую ракетную аварию, в том числе и с человеческими потерями. Так, 24 октября 1960 г. в пламени взорвавшейся на старте первой межконтинентальной ракеты Р-16 КБ Михаила Янгеля погиб командующий Ракетными войсками стратегического назначения Митрофан Неделин. Вместе с ним заживо сгорели 92 специалиста. Случались аварии и «на гражданке». В октябре 2002 года на 29-й секунде полета взорвалась ракета «Союз-5» с международным спутником «Фотон». Как тогда говорили, «из-за производственного дефекта». Конструкторы придерживаются правила: лучше отработать все возможные ситуации на испытаниях, чем потом получить непредсказуемую ракету.

Закрыты из-за политиков и договоров

Самыми большими врагами российских конструкторов — в царские, советские и современные времена — были не их западные коллеги, а политики и немудрые руководители. Молодой гений Игорь Сикорский в 1915 году создал истребитель С-XVI. Однако у конструктора не получилось продолжить работу в России и ему пришлось уехать в США. Иногда крест на проектах ставили международные соглашения. Так было с уникальной стратегической сверхзвуковой крылатой ракетой «Метеорит». В ее конструкции удалось реализовать целый ряд технических ноу-хау, которые не имеют мировых аналогов (впервые в мире были решены проблемы старта ракеты со сложенным пятиметровым крылом в цилиндрическом контейнере с последующим автоматическим раскрытием в полете, наведения на цель по электронным картам местности, преодоления систем ПРО). Из-за готовившегося к подписанию российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности «Метеорит» так и не поступил в войска. Такая же судьба постигла и сухопутный тактический комплекс «Точка». В отличие от «Метеорита» его направили в войска, поставляли на экспорт, но в ходе переговоров по РСМД не подпадающий под действие договора комплекс решили принести в жертву российско-американской дружбе.

Известия