Душа, духовность...Эти понятия давно прочно вошли в нашу жизнь и, казалось бы никто не сомневается, что именно скрывается за этими понятиями.  Еще в древнейшие времена люди задумывались над тем, что движет их поступками, что заставляет их чувствовать, переживать, испытывать различные эмоции каждого по-своему.

Что такое душа, о которой порой так много говорят, к которой порой «обращаются»?  Подойдем к рассмотрению этого вопросу макcимально объективно, не позволяя эмоциям, страхами мечтам вынести необоснованные утверждения.

Так что же такое душа? Наиболее распространенное понимание души как бестелесной бессмертной сущности, которая является содержимым каждой личности, без которой человек – это только телесная оболочка. Именно так образно душа расматривается всеми религиями мира. Будь то Древний Египет с его верой в реинкарнацию, жизнь после смерти или же Индия в лице буддизма с отречением от всего сущего и воспитанием своей (опять-таки) души.Подобное понимание души характерно для многих религий.

Люди многих культур верили и верят в то, что нечто остается жить после физической смерти тела; некоторые полагают, что это - часть мировой души, другие - что это связано и с личным бессмертием. Существуют ли достаточные основания для этих утверждений, т.е. объективно подтверждаемые основания, а не преисполненные жаждой жизни надежды, мечты или сомнительные явления мертвецов доверчивым людям? Могут ли мертвые общаться с живыми?

 Наши убеждения должны твердо опираться на веские доказательства а то, что принято без доказательств, легко отвергается без доказательств...

 Прежде, чем говорить, что душа существует бессмертна, нужно знать, о чем идет речь. Классические философы, от Аристотеля до Юма и Канта, серьезно сомневались в той идее, что она субстанциально отделима от тела. Многие современные философы затронули более глубокие темы. Джон Дьюи и бихевиористы, например, отвергали “ментализм” и дуализм души и тела как эмпирически бездоказательные концепции. Гилберт Райл, Энтони Флю, Питер Гич и другие лингвистические философы нашли понятие “души” логически неопределенным. Райл полагает, что мы не имеем в виду никакого смысла, когда говорим о “духе в механизме”, и он обвиняет Декарта и всех тех, кто придерживался дуалистических или платонических взглядов, в том, что они допускают ошибку в категориях. Человек - это единое целое; то, что мы называем “душой” или “разумом” есть просто функциональный аспект физического организма, взаимодействующего со средой. Если это так, то трудно понять, что значит, будто нечто, называемое душой, остается жить после разложения тела. Понятия “бестелесной личности” или “нематериальной души” основаны на абстракции и субстантивировании, а также на путанице в языке.

Можно спросить: существует ли независимая субстанциальная душа или личность, лежащая в основе всех моих частных знаний? Если мое тело прекратит существовать после моей смерти и если я останусь жив, то буду ли я помнить прошлого себя? Буду ли я по-прежнему чувствовать свои конечности, гениталии, желудок и все остальное, когда их самих уже не будет? Как я могу что-либо помнить, если у меня нет больше мозга для того, чтобы хранить информацию? Останусь ли жив я сам, или лишь моя бледная тень? Энтони Флю задает вопрос: могу ли я быть свидетелем своих похорон? Когда мое тело лежит в гробу, могу ли я смотреть на него со стороны? Имеет ли смысл говорить, что я могу видеть, если у меня нет глаз для восприятия впечатлений или нервной системы для их сохранения?

Таким образом, многие современные философы отмечают много лингвистической путаницы в смысле высказывания: “душа остается жить после смерти тела”. Для них основной вопрос относится не столько к фактическому утверждению относительно того, существует ли душа, сколько к логической головоломке относительно определения понятия. Для некоторых верующих христиан, единственный смысл бессмертия - это, как говорил Св.Павел, (Посл. к Римл.. 6:5; Перв.Посл.к Коринф. 15:42-58) то, что когда-нибудь в будущем тело, включая и душу, физически воскреснет. Это позиция, по крайней мере, обходит вопрос о том, отделима ли душа от тела, и верующему достаточно просто сказать, что некоторое божественное сущее в будущем обеспечит выживание человека в целом. Но это - исключительно предмет веры, а не доказательства.

Но как практически можно доказать утверждение, что в некоторой форме я буду жить и после смерти, будет ли это отдельная душа или существо, воскресшее как единое целое? Появляются ли умершие люди на земле воскресшие как единое целое? Появятся ли умершие на земле в каком-либо виде, или воскреснут в далеком будущем?

Основной вопрос касается оснований того утверждения, что нечто остается жить после смерти тела. Если вы внимательно рассмотрите эти “основания”, то часто обнаружите за ними желания, самообман и даже просто обман.  На ранних стадиях изучения паранормального обсуждалась гипотеза о том, что бестелесные существа могут с нами общаться.  Мы тщательно анализировали действия медиумов, пытавшихся на специально подготовленных сеансах установить психический или ментальный контакт с духами умерших, которые говорили через медиума. К сожалению, здесь вскрылось так много обмана, что вся эта область стала пользоваться дурной славой. Было разоблачено много медиумов, таких как сестры Фоке и Евсафия Палладино. Гудипи позже разоблачил Марджери, известного бостонского медиума. После смерти своей любимой матери, Марджери утверждал, что позволил Гудини общаться с ней, но последний отметил то обстоятельство, что она не говорила на идиш, на языке, которого сам Марджери не знал.

Артур Форд, на своем знаменитом сеансе, заявлял, что дал епископу Джэймсу Пайку возможность связаться с его умершим сыном. Согласно Пайку, Форд указал на факты частного характера о его семье, которые не могли быть ему “известны каким-либо другим путем”. Однако после смерти Форда, были обнаружены обширные материалы, из которых следовало, что Форд тщательно исследовал прошлое своих клиентов, включая Пайка и его сына, перед сеансами и что в этих материалах содержались и факты “частного характера”.

Уильям Джэймс ужаснулся количеством надувательств в этой сфере, хотя он считал, что миссис Пайпер, известный медиум, могла бы быть “белой вороной” в этих рядах. Даже если сознательный обман не характерен для каждого из медиумических сеансов, информация, полученная в состоянии транса, может быть объяснена и другими путями; в действии могут находиться бессознательные процессы, многие предполагали телепатию, и т.д.

Но другой тип оснований, представляемых в защиту гипотезы о жизни после смерти, это вопрос о фотографировании. На протяжении века с лишним мы видели бесчисленные фотографии предполагаемых духов. Но опять же, нет такой фотографии, которую можно было бы объяснить только через гипотезу о существовании духов; другие объяснения более правдоподобны: недостатки пленки, наложение одного кадра на другой или подделка пленки. Как бы не хотелось, но не нужно придумывать сложные объяснения там где годятся простые. Человеческое сознание устроено так, что не термит хаоса, разум старается всё упорядочить. Мы живем в мире полном хаоса, случайностей и совпадений и наш разум зачастую видит смысл там где его нет, видит то, чего нет, видит лица и знакомые образы в наборе случайных элементов окружающей реальности.

Использование фотографий в доказательстве чего-либо абсолютно ненадежно. Сегодня они используются для доказательства существования НЛО, Лох-Несского чудовища и Снежного Человека. В двадцатые годы нашего века это были феи. Сэр Артур Конан Дойл собрал фотографии с изображениями крошечных человечков и утверждал, что это доказывало их существование.

Однако обнаружилось несколько новых подходов к этому вопросу, которые, согласно тем, кто их придерживается, впервые обеспечивают возможность дать научные основания в пользу этой гипотезы. Эти исследователи утверждают, что располагают новейшими методами и инструментами научного исследования. Интересно, что теоретики астрологии и биоритмов используют компьютеры в составлении гороскопов и предсказательных таблиц, как будто это делает их деятельность научной. Но научные процедуры могут выполнять роль уловок и потому не иметь научной сущности.

Примером того служат поразительные феномены “голосов мертвых”, впервые открытые в 1959 г. Результаты их исследований подытожены в книге “Breakthrough”, написанной Константином Родивом (Konstantin Raudivc, Breakthrough (New York: Kensington Books, 1971)). В ней Родив утверждает, что располагает доказательствами того, что души умерших могут оставлять нам сообщения мистическим путем на магнитофонных пленках, микрофонах, радио. Д. Скотт Рого, плодовитый парапсихолог и писатель, недавно подкрепил “важность” этого исследования, заявив, что “этот феномен - прорыв первой величины” (John White and Stanley Knippcr, Future Science: Life Energies and the Physics of Paranormal Phenomena (New York: Anchor Books, 1977)). Тщательный анализ звуков вызвал большое разнообразие интерпретаций. Вероятность того, что они являются посланиями издалека, ничтожна в сравнении с той, что это не более, чем случайные сигналы, выбранные из фоновых шумов электронных устройств, служащих источниками этих звуков. Джулиус Вайнбергер сообщает нам о другом эксперименте общения с бестелесными духами, в котором он использовал растение мухоловку, присоединенную проволокой к электроприборам. Он говорит, что он вначале узнает, что бестелесные духи находятся рядом с ним, из-за ощущаемого им знакомого зуда в волосах. Эксперимент начинается с молитвы Богу. Потом он задавал растению вопросы и наблюдал за ответной реакцией. Были также сообщения о телефонных звонках от мертвых!

В недавнее время, наиболее широкий отклик вызвало “доказательство” посмертной жизни, связанное с изучением предсмертных видений и переживаний состояний людей, близких к смерти, на основании показаний тех из них, кого вернули к жизни, а также использование гипнотических и других методов для перенесения в прошлые жизни. (Последнее используется, конечно, как доказательство реинкарнации.) Карлис Озис и Э. Гаральдссон, в работе “Час смерти”, приводят данные своих обширных исследований людей, которые находились при смерти и у которых были видения.( Karlis Osis and E.Haraldsson, The Hour of Death (New York: Avon, 1977)). Озис, глава Американского общества по исследованию паранормалыюго, послал несколько тысяч анкет врачам и медсестрам в Соединенных Штатах и Индии. Только 20 процентов из получивших эти анкеты, ответили на вопросы; некоторые из них сообщили, что в ряде случаев умирающие утверждали, что могли “видеть”, встречать умерших родственников, друзей, или религиозных деятелей, которые “приходили за ними”. Они также сообщили, что после этого настроение у умирающих повышалось, на них нисходил некий благословенный покой и умиротворение. Многие из них говорили, что видели яркий свет.

Озис допускает, что большинство из умирающих пациентов теряют сознание и пребывают в забвении, и потому не сообщают о подобных видениях. Он также говорит, что религиозные деятели реже являются индийским пациентам, чем американским. Во многих случаях, видения появлялись прямо перед смертью; в других случаях, за один или два дня до нее. Озис, тем не менее, полагает, что здесь мы имеем дело с доказательством существования загробной жизни. Признавая, что в момент смерти часто появляются галлюцинации, он говорит, что многие пациенты были в твердом сознании и отдавали отчет в происходившем. Возможно, пациент испытывает шизоидную реакцию для облегчения стресса умирания. Без сомнения, многие из них жаждали бессмертия, и эти видения обеспечивали пациенту поддержку при встрече со смертью.

Здесь основной вопрос состоит в том, являются ли такие субъективные переживания доказательством тезиса, согласно которому человеческая душа отделяется от тела после смерти, или же этому есть психические или иные естественные объяснения. Озис отвергает такие факторы, как влияние медикаментов, повышенную температуру, повреждение мозга, сильное желание бессмертия или галлюцинации.
В высшей степени популяризированная версия того, что испытывает человек на грани смерти, изложена Элизабет Кюб-лер-Росс и Рэймондом Муди (Raymond Moody, Life After Life (Covington, Ga.: Mockingbird Books, 1975)). Муди опросил 150 пациентов. Он утверждает, что многие люди, которых объявили умершими - остановилось их сердце или легкие - и которых вернули к жизни, или кто подошел к порогу смерти в авариях, сообщали о похожих переживаниях. У них было ощущение бестелесного парения над кроватью, операционным столом или сценой аварии. В этом переживании человек может чувствовать, что проходит через длинный туннель. Он быстро и панорамно видит всю свою жизнь, встречает умерших родственников и друзей, потом видит яркий свет, испытывает чувство покоя, а потом - возвращение, часто неохотное, в свое тело.(Между прочим, ни ощущение туннеля, ни панорамные вспышки памяти в работе Озиса не встречаются.)

Были выдвинуты серьезные методологические возражения против работы Муди. Это - очень неконкретно полученная информация. Мы не знаем ни условий, при которых опрашивали людей, ни использованных методов, у нас также нет данных о психических и физиологических состояниях пациентов. Не все, кто находился на грани смерти, сообщали об одних и тех же феноменах; многие, кто при сходных обстоятельствах умер, не испытывали, насколько нам известно, ничего подобного. Что же нам делать с этим феноменом переживания? Он, как кажется, был еще раз подтвержден другими исследователями, например, кардиологом Майклом Б. Сабомом. Доктор Сабом провел свое исследование пациентов, которых вернули к жизни, и сообщил об ощущениях ими выхода из своего тела.

Что общего в подобных сообщениях? Во-первых, у нас нет твердых свидетельств того, что пациенты на самом деле умерли. Одно дело - смертное окоченение, другое - смерть мозга. Муди, Сабом и другие, скорее всего, описывали либо процесс умирания, либо близкое к смерти состояние, но не саму смерть. Нойес и Клетти получили отчеты о состояниях близких к смерти от людей, которые думали, что они были близки к ней, по крайней мере, психологически: это те, кого спасли в последний момент, когда они тонули, падали или попадали в аварии. Многие из них сообщали о похожих ощущениях бестелесности, изменениях в состояниях сознания и панорамных воспоминаниях своей жизни. Нойес и Клетти постулировали, что в момент угрозы смерти подобные переживания могут вызвать сильнейший эмоциональный стресс.

Джон Палмер предложил альтернативную гипотезу: ощущение бестелесности может быть вызвано изменением концепции тела. Опасность смерти угрожает концепции “Я”, что в свою очередь активирует глубокие подсознательные процессы, направленные на скорейшее восстановление человеком чувства самотождественности. Отсюда возникает вера в то, что “самость” человека будет существовать, несмотря на ужасную участь, на которую обрекается оставляемое им тело. Ощущение бестелесности - это только одно из состояний, которое бессознательно может принять разум с целью восстановления чувства самотождественности.

Сабом и другие отмечают удивительный факт, что находившиеся без сознания пациенты, выходя из состояния комы, могут сообщать о событиях, происходивших вокруг них; они могут даже припоминать разговоры между медсестрами и врачами, которые были рядом с ними. Более того, они чувствуют, что “парят в воздухе” над кроватью или операционным столом и смотрят вниз. Однако кажется очевидным, что хотя человек и находится в коматозном состоянии, могут иметь место некоторые слуховые или визуальные (в тех случаях, когда глаза пациента открыты) ощущения. Ощущения “парения” схожи с другими ощущениями бестелесности, которые испытывают люди, когда им не угрожает смерть. Некоторые соотносят эти предсмертные ощущения с другими ощущениями бестелесности, когда им также казалось, что они могут оставить свои тела. Джеймс Алкок считает, что эти состояния схожи с состоянием гипнагогического сна, то есть, состоянием, испытываемым практически всяким человеком между бодрствованием и сном, или гипнопомпического сна, который имеет место между сном и пробуждением. Эти состояния включают в себя фантазии, похожие на сон, иногда они смешаны с фрагментами реальности.

Интересно сообщение Сабома о том, что трое из его пациентов переживали те же ощущения бестелесности и спустя много лет после их возвращения к жизни. Эти постпереживания предполагают некий психологический процесс, а не то, что человек действительно покидал свое тело.

"Ощущение того, что люди окружены белым светом, может стать причиной иной деятельности глаза во время REM-сна ("быстрого сна"), фазы, когда человек видит сны, крайняя мышечная слабость может усиливать у больного ощущение, что он умер, и даже убедить других, что это так и есть на самом деле. Кроме того, состояние глубокой комы способствует возникновению ощущения пребывания вне собственного тела.

Такми образом, все описания "увиденного" в состоянии клинической смерти не что иное, как галлюцинация, вызванная умиранием и угасанием работы клеток головного мозга. 

Казалось бы, всё просто, но почему люди связывают эти галлюцинации с душой и как довод в пользу жизни после смерти? Всё дело в том, что само представление о вечности души как сущности отделимой от тела, уходит корнями в глубокую древность и основывается на незнании древними народами физиологии и нейрологии.  Древний человек мог видеть сны, заболеть и увидеть или услышать галлюцинацию. Во сне или бреду древний человек мог увидеть давно умершего родственника или фантастических существ. Всё это вызывало у древнего человека удивление, недоумение и страх.

Но имея лишь примитивные поверхностные знания о природе, о мире и о своём организме, древний человек не мог как-то логически объяснить происходящее с ним.Не зная природы многих явлений и событий, древний человек мог их воспринимать по большей части эмоционально, нежели разумно и черпал объяснения из фантазий, как мог...  Поэтому у древних людей стало формироваться представление о параллельном с ними сосуществовании мира духов, душ умерших, фантастических существ, богов.У древних появилось мнение о том, что живых существ отличает от мёртвых и от неживой природы наличие души (жизненной силы, приводящей в движение и наделяющей всё живое сознанием).

Когда древние люди видели своего сородича в бессознательном состоянии или в состоянии лихорадки или бреда, то они предполагали, что этого человека временно покинула душа или в него вселился злой дух. Смерть воспринималась тоже как выход души из тела. Так люди объясняли себе отличие живых существ от неживой природы: воображали у всего живого наличие души. Так появились идеи наличия души, мира духов и богов. И это стало основой для возникновения и дальнейшего развития идеи наличия души и, в дальнейшем, других религиозных идей. 

С развитием науки и знаний о физиологии и нейрологии стало известно, что представления о душе - заблуждение древних. Сегодня наукой доказано, что сознание порождается мозгом, развивается вместе с мозгом, хранится мозгом (центральной нервной системой), что сознание целиком и полностью основано на формирующихся в мозгу нервных связях, на сложных нейро-физиологических процессах, что сознание не существует вне мозга, вне физического организма. Наукой доказано, что души не существует. 

Согласно словарю Вебстера, жизнь определяется как то, что характеризуется процессами “метаболизма, роста, воспроизводства”, способностью проявления “внутренних сил адаптации к окружающей среде”. Смерть - это отсутствие органических функций. 

У нас нет оснований полагать, что жизнь, в том смысле, в котором мы только что ее определили, может продолжаться после смерти организма. Есть все основания думать, что эти функции исчезают с разложением тела. Конечно, что-то остается после смерти человека: его потомки сохраняют его генетический код; в течение некоторого промежутка времени, его или ее поступки, будь-то хорошие или плохие, могут иметь влияние на общество или культуру.

Древние верили в наличие души лишь в силу незнания ими физиологии, а современные люди верят в наличие души исключительно в силу заблуждений,страхех перед смертью, надежды и мечты на лучшую и бессмертную жизнь, принимая желаемое за действительное, игнорируя объективные научные знания. Иначе говоря, вера в наличии души является устойчивым заблуждением, не имеющим ничего общего с действительностью и здравым смыслом.

• • •

 Но если не существует никакой бестелесной сущности, то какой механизм рождает такие явления как творчество, что заставляет нас чувствовать, переживать, что формирует самую сильную эмоцию - любовь?

Один из крупнейших философов древности Платон сделал попытку синтезировать известные к тому времени воззрения о месте формирования чувств и мыслей. Он считал, что в печени располагается «чревная душа», а в сердце – «душа мужества». Эти две души через посредство нервов связаны с «мыслящей душой», которая находится в мозгу. Но и после этого в Древней Греции долго еще было распространено мнение о том, что главным вместилищем психических функций является сердце. Эту точку зрения разделял, в частности, и такой непререкаемый авторитет тех времен, как Аристотель. В своем трактате «О частях живого» он указывал, что сердце – «вместилище чувств, страстей, ума и произвольных движений».

Борьба мнений о том, где же формируются чувства и мысли, продолжалась и позднее. И даже во времена Шекспира еще не вызывал удивления вопрос: «Скажи мне, где мечты начало? Мозг, сердце ль жизнь ей даровало?» (В. Шекспир. «Венецианский купец».) Надо сказать, что представление о влиянии эмоций на здоровье человека в ту пору было более определенным. Так, живший в XVI в. французский хирург Амбруаз Паре считал, что приезд цирка в город для здоровья его жителей значит больше, чем приезд аптеки.

Ныне по этому вопросу уже не спорят. Хотя мы до сих пор говорим о сердечности или бессердечности отношений и можем ненавидеть или любить «всем сердцем»,сегодня, пожалуй, вряд ли тот, кто не нахоится в плену религиозных догм и заблуждений,сомневается, что материальным субстратом эмоций и других форм психической деятельности, местом их формирования является головной мозг, хотя к этому, казалось бы весьма очевидному, умозаключению люди пришли далеко не сразу.  Гиппократ приблизительно в 420 г. до н. э. в трактате о священной болезни (эпилепсии) писал: «Человек должен в полной мере осознать тот факт, что именно из мозга и только из мозга происходят наши ощущения радости, удовольствия, веселья, так же как наши печаль, боль, скорбь, слезы. Мы мыслим мозгом и с его помощью можем видеть и слышать и способны различать уродство и красоту, добро и зло, то, что приятно и неприятно».

Но сказать сегодня, что эмоция – функция головного мозга, это все равно, что ничего не сказать, ибо головной мозг построен очень сложно. Он состоит из ряда отделов, и каждый из них не только имеет свои анатомические особенности, но и выполняет специфические обязанности, внося свою лепту в многопрофильную работу всего мозга.

Какой же из отделов мозга можно считать местом зарождения и формирования эмоций? Чтобы ответить на этот вопрос, вероятно, следует хотя бы вкратце напомнить о том, как построен мозг человека.

Головной мозг состоит из двух больших полушарий и ствола. Каждое из больших полушарий составляют пять долей. Четыре из них видны при осмотре поверхности мозга. Это лобная, теменная, височная и затылочная. Пятую, лимбическую, долю составляют поясная извилина, извилина морского конька (гиппокамп), грушевидная извилина, свод и некоторые другие образования, окружающие место перехода большого полушария в наружные отделы верхней части мозгового ствола.

Большую часть извилин больших полушарий покрывает шестислойная, так называемая новая кора – неокортекс. Кора же лимбической доли имеет более простое строение. В состав ее входят участки, получившие название древней коры (палеокортекс), старой коры (архиокортекс), и территории, занимающие промежуточное по своей структуре положение между старой и новой корой.

Под корой больших полушарий находится белое вещество мозга, состоящее из нервных волокон (проводящих и ассоциативных путей).

Между нижними отделами полушарий располагается непарный промежуточный мозг. Основную массу его составляют так называемые таламические бугры. Под ними находится гипоталамический отдел мозга – гипоталамус («гипо» по-гречески – «под», «ниже»). Снизу к гипоталамусу примыкает связанная с ним очень важная в функциональном отношении эндокринная железа – гипофиз, расположенная в турецком седле – находящемся в центре основания черепа костном углублении. Задние отделы промежуточного мозга переходят в мозговой ствол, с трех сторон (кроме передней) его покрывают структуры мозжечка.

В стволе мозга, кроме ядер (скоплений клеток) и проводящих путей (нервных волокон), обеспечивающих специфические функции, и прежде всего чувствительность, и произвольные двигательные акты, находится так называемая сетчатая, или ретикулярная, формация. Состоит она из множества различных по размеру и форме нервных клеток и сложного переплетения их отростков. Сетчатая формация ствола относится к неспецифическим мозговым структурам. Она выполняет очень важные функции и, в частности, регулирует уровень активности мозга.

Вопрос о месте формирования эмоций в мозгу до недавнего времени оставался открытым. Это можно объяснить тем, что изучением эмоций длительное время занимались только философы и психологи. Они много сделали для описания различных эмоциональных состояний, немало внимания уделили их роли в воспитании и преподавании, исследовали их влияние на взаимодействие людей в малых и больших человеческих коллективах и т. д. Уточнение же места формирования эмоций и суждения об их физиологической основе выходило за рамки возможностей представителей указанных дисциплин.


Первые, хотя и недостаточно конкретные, суждения об образовании эмоций высказали врачи-невропатологи и психиатры на основании изучения клинической картины больных с органическим поражением различных отделов головного мозга. Ж. Шарко, В. М. Бехтерев, М. И. Аствацатуров и другие крупные клиницисты отмечали, что нарушения в эмоциональной сфере больного особенно отчетливы при локализации патологического очага в глубинно расположенных отделах мозга. Но эти первые клинические наблюдения нуждались в уточнении и строгой экспериментальной проверке. Физиологи же, сконцентрировав внимание главным образом на изучении рефлекторных функций спинного мозга (Ч. Шеррингтон) и коры больших полушарий (И. П. Павлов), долго в сферу своего внимания проблему физиологии эмоций просто не включали.

Зависимость эмоциональных реакций от состояния глубинных отделов головного мозга в условиях эксперимента одним из первых отметил В. М. Бехтерев. Он обратил внимание на то, что при раздражении таламических бугров птиц у них могут возникать двигательные реакции, позволяющие предполагать изменение их эмоционального состояния. Этот феномен сохранялся и после разрушения мозговой коры.

И. П. Павлов, хотя и не занимался специально проблемой эмоций, изучая высшую нервную деятельность животных, столкнулся с рядом фактов, которые позволили ему установить, что некоторые эмоциональные реакции могут быть образованы по типу условных рефлексов. Он отметил при этом, что эмоциональное состояние экспериментальных животных зависит в основном от функции глубинно расположенных (подкорковых) структур мозга, а также установил, что эмоции оказывают четкое влияние на характер корковой деятельности животного. В связи с этим И. П. Павлов писал: «Главный импульс для деятельности коры идет из подкорки. Если исключить эти эмоции, то кора лишается главного источника силы». Это было блестящим предвидением результатов многолетней кропотливой работы многих ученых, посвященной изучению активирующего влияния ретикулярной формации ствола на кору больших полушарий (Г. Мегун, Д. Моруцци, П. К. Анохин, Э. Гельгорн и др.).

В 1937 г. один из исследователей проблемы эмоций – американский физиолог Дж. Папец подчеркивал, что «эмоции – это настолько важная функция, что каков бы ни был их механизм, он должен иметь морфологическую основу». Папец считал, что «гипоталамус, передние ядра таламуса, поясная извилина, гиппокамп и их взаимосвязи составляют гармонически работающий механизм, лежащий в основе возникновения эмоций и участвующий в их выражении». Важную роль в формировании эмоций лимбического отдела мозга и, в частности, гиппокампа признавали и совместно работавшие американские ученые: психолог X. Клювер и нейрохирург П. Бьюси. Но, если статья Папеца базировалась в основном на анализе накопившихся к тому времени клинических, физиологических и морфологических данных, то в основе высказываний Клювера и Бьюси лежали собственные экспериментальные исследования. Во время оперативного разрушения лимбических структур мозга обезьян авторы отмечали резкое изменение эмоционального поведения животных.

Большое значение в изучении физиологии глубинных подкорковых структур имели работы швейцарского нейрофизиолога В. Гесса. Экспериментируя на кошках, он стал вводить им в глубинные отделы мозга тонкие трубочки, через которые впрыскивал вещества, раздражающие или разрушающие ткань мозга, и наблюдал при этом за изменением поведения животных. Затем с целью получения возможности непосредственно раздражать определенные глубинно расположенные структуры мозга электрическим током, а также для выявления собственных биологических токов этих мозговых структур он использовал тонкие проволочные электроды, которые вводил в заранее намеченные участки мозга.

В 1932 г., раздражая у бодрствующей кошки гипоталамический отдел мозга, Гесс обратил внимание на то, что кошка повела себя вдруг так, «словно на нее готова броситься собака… Животное брызжет слюной, – писал ученый в протоколе эксперимента, – фыркает, ворчит. При этом шерсть на его спине встает дыбом, хвост – трубой. Зрачки расширяются, иногда максимально, уши прижимаются или двигаются взад-вперед, точно оно хочет напугать несуществующего врага». Этот и другие подобные эксперименты позволили установить, что, раздражая электрическим током некоторые глубинно расположенные отделы мозга, можно вызвать у экспериментального животного эмоциональные реакции, характер и интенсивность которых, как показали исследования, зависят от места нанесения раздражения и его интенсивности.

Эксперименты Гесса позже в различных вариантах повторяли многие исследователи. Этому немало способствовали создание и совершенствование так называемых стереотаксических аппаратов, позволяющих вводить электроды точно в заданные участки мозговой ткани, а также разработка методов «вживления» электродов в мозг. Но истинность возникающих во время этих опытов эмоциональных реакций у экспериментальных животных признавалась не всеми учеными, многие считали их мнимыми. Так было до 1953 г., точнее, до того времени, когда физиолог Д. Олдс, раздражая электрическим током промежуточный мозг крыс, обратил внимание на то, что одна из них при включении тока как бы застывала в блаженстве. Когда Олдс посадил эту крысу в ящик с вмонтированным рычагом, нажатие на который обеспечивало замыкание электрической цепи и раздражение при этом мозга крысы, он отметил, что однажды, самостоятельно нажав на рычаг, крыса, как бы захлебываясь от восторга, стала нажимать на него с частотой до 7000 раз в час, впадая при этом буквально в экстаз. В течение двух суток крыса беспрестанно раздражала свой мозг, игнорируя при этом предлагаемую ей пищу, пока не довела себя до окончательного изнеможения.

Такое стремление крысы к самораздражению мозга было отмечено Олдсом лишь при строго определенном расположении электродов в мозгу, если же кончики их смещались, крыса, замкнув однажды электрическую цепь, устремлялась подальше от замыкавшего ее рычага и в дальнейшем старалась держаться на почтительном расстоянии от него.

На основе этих опытов Олдс высказал суждение, что в первом случае, когда крыса стремилась как можно чаще раздражать собственный мозг, электроды были введены в тот его участок, возбуждение которого обусловливает у нее яркие эмоциональные переживания исключительно приятного характера. Во втором же случае, когда крыса избегает раздражения своего мозга электрическим током, электроды находятся в зоне мозга, раздражение которой ей крайне неприятно. Это позволило говорить о наличии в мозгу зон (центров), ответственных за возникновение определенных эмоциональных состояний и, в частности, «центров удовольствия» и «центров неудовольствия». Олдс и его последователи отметили также, что изменения эмоционального состояния животных развиваются в основном при раздражении мозговых территорий, входящих в состав промежуточного мозга и главным образом гипоталамического его отдела, но могут возникать также и при раздражении некоторых мозговых структур, относящихся к лимбическим долям больших полушарий.

Сильный, свирепый предводитель стаи при раздражении радиосигналом определенного отдела гипоталамуса начинал вдруг вести себя робко, и в эти периоды другие, ранее весьма почтительно относившиеся к нему обезьяны, позволяли себе вольности в обращении с ним и даже отнимали у него фрукты.

Создание миниатюрной радиоэлектронной аппаратуры дало возможность в опытах с вживленными в мозг животных электродами регистрировать биотоки и раздражать слабым электрическим током заданные зоны мозга на расстоянии. Такие эксперименты на кошках и обезьянах произвел в 1955 г. X. Дельгадо. Эти эксперименты позволили изучать биоэлектрическую активность мозга и характер эмоционально-поведенческих реакций при раздражении электрическим током различных мозговых структур у животных, находящихся в условиях, весьма приближенных к естественным. Дельгадо установил, в частности, что, раздражая с помощью радиосигналов определенные зоны промежуточного мозга и образований лимбической системы, можно коренным образом менять поведение обезьяны в стае и отношение к ней ее соплеменниц. Ему приходилось наблюдать, например, как сильный, свирепый предводитель стаи при раздражении радиосигналом определенного отдела гипоталамуса начинал вдруг вести себя робко, ив эти периоды другие, ранее весьма почтительно относившиеся к нему обезьяны, позволяли себе вольности в обращении с ним и даже отнимали у него фрукты. Прекращение же раздражения, как правило, возвращало предводителю самообладание, и он быстро восстанавливал прежний порядок в обезьяньей стае.

Однажды, как сообщил журнал «Нью-Йорк таймс мэгэзин», Дельгадо произвел сенсацию, выступив перед темпераментными испанцами в качестве матадора. Оказавшись на арене наедине с быком, Дельгадо взмахнул красным плащом, а бык пригнул голову и, взметая пыль, бросился на ученого. Но как только разъяренное животное приблизилось к нему, Дельгадо нажал кнопку маленького радиопередатчика – и бык остановился как вкопанный. Профессор нажал на другую кнопку – бык медленно повернулся, подошел к изгороди и стал смиренно чесать об нее бок. Разумеется, в мозг этому свирепому быку-торо (свирепость таких быков специально повышается с помощью отбора на протяжении многих поколений) предварительно были вживлены электроды, и атака быка «захлебнулась» после того, как по радио была осуществлена стимуляция определенных зон мозга, что привело к моментальному подавлению свойственной быку агрессивности.

Дальнейшее совершенствование стереотаксической техники позволило вводить электроды и в мозг человека. Такие операции производятся с диагностической и лечебной целью. При этом создавалась возможность для записи биотоков с совершенно определенных глубинно расположенных участков мозга, для изучения характера изменений этих биотоков в ответ на различные внешние воздействия, а также изучения реакции человека и его ощущений при раздражении заведомо известных мозговых зон слабым электрическим током. При наличии показаний с помощью этих же электродов может быть произведено разрушение строго ограниченных участков мозговой ткани, что при некоторых заболеваниях дает определенный лечебный эффект. У отдельных больных электроды вживляются в мозг и находятся в нем длительное время. Это дает возможность уточнить характер сопутствующих заболеванию изменений функционального состояния тех или иных глубинно расположенных мозговых структур и выяснить их роль в развитии и поддержании патологического процесса. Полученные таким образом данные позволяют влиять на течение заболевания путем стимуляции или подавления деятельности определенных зон мозга.

В процессе стереотаксических операций и последующего наблюдения за больным установлено, что при раздражении слабым электрическим током некоторых отделов мозга у человека возникают различные эмоциональные реакции, которые ни в коей мере не могут быть объяснены ситуацией как таковой, а являются лишь следствием воздействия на мозг раздражающего агента.

Стереотаксические операции производятся сейчас во многих клинических учреждениях различных стран. В нашей стране особенно большую работу в этом направлении проводил коллектив отдела прикладной нейрофизиологии Института экспериментальной медицины АМН. Сотрудником этого коллектива В. М. Смирновым установлено, в частности, что структуры мозга человека, раздражение которых ведет к возникновению у него различных эмоциональных реакций, составляют приблизительно 10 % от всего вещества головного мозга. Как и в эксперименте на животных, эмоциональные реакции у человека отмечаются при раздражении определенных участков межуточного мозга и некоторых отделов лимбических долей и подкорковых узлов.

Эмоциональные проявления, возникающие при раздражении указанных структур головного мозга, «переживаются больным как возникшие неожиданно, вне связи с содержанием сознания, независимо от ситуации, отношения к исследователю и исследованию и к результатам лечения. Вместе с тем они осознаются субъектом как явления, присущие его психике… Каждое из наблюдаемых эмоциональных проявлений характеризуется не только определенным субъективным состоянием, но и типичными изменениями поведения с соответствующими двигательными и вегетативными симптомами» (В. М. Смирнов).

Эмоции, вызванные раздражением электрическим током глубинных структур мозга, носят у людей самый разнообразный характер. У некоторых больных они проявляются изменением настроения, иногда состоянием аффекта и характеризуются «беспричинной радостью», «беспредметной тоской», «безотчетным страхом». Этим эмоциям свойственна «беспредметность», так как они не связываются больным ни с внешними факторами, ни с содержанием собственных мыслей. У отдельных больных раздражение мозга приводило к возникновению настолько приятных эмоций, что у них развивалось своеобразное влечение к получению электрических воздействий для того, чтобы продлить испытываемое при этом наслаждение. В таких случаях действие электрического тока несколько напоминало влияние на человека некоторых наркотических средств. Порой эмоции сопровождались конкретно направленным осознаваемым влечением.

Проведенные исследования позволяют считать, что наметился новый способ влияния на психическое состояние человека и, в частности, на его эмоциональную сферу. Уже имеются попытки лечения с помощью стереотаксических операций не только больных с насильственными движениями (гиперкинезами), эпилепсией, упорными болями, но и больных с нарушениями в эмоциональной сфере, прежде всего людей, длительно пребывающих в состоянии депрессии. Дельгадо, введя таким больным электроды в зоны мозга, раздражение которых способствует улучшению настроения, снабжает их портативными стимуляторами, которые позволяют им самостоятельно регулировать настроение. Некоторые нейрохирурги с целью лечения депрессивных состояний проводят разрушение определенных структур мозга и, в частности, входящей в состав лимбической системы поясной извилины.


Таким образом, на основании многочисленных экспериментальных исследований и клинических наблюдений установлено, что центральный нервный аппарат эмоций представлен совокупностью мозговых образований, входящих в состав межуточного мозга и лимбической системы, которые иногда обозначают как «эмоциональный мозг». При этом особенно важную роль многие ученые отводят гипоталамусу. «Область гипоталамуса, – писал П. К. Анохин, – определяет первичное биологическое качество эмоционального состояния». В то же время и «область лимбических образований бесспорно принимает участие в общем оформлении эмоционального состояния организма». Американские физиологи Э. Гельгорн и Дж. Луфборроу, которые также в формировании эмоций первостепенное значение отводят гипоталамическому, считают, что лимбическая система играет роль своеобразного посредника между гипоталамусом и корой больших полушарий, определяя качество эмоционального состояния, осознаваемого на уровне новой коры больших полушарий мозга.

По-видимому, можно говорить о том, что элементарные эмоции формируются в так называемой лимбикоретикулярной системе, включающей в себя и неспецифические структуры гипоталамуса.

Однако чем сложнее эмоция, тем большие мозговые территории участвуют в ее формировании. В развитии же таких сложных эмоций, как этические, познавательные и эстетические, большая, а может быть, и ведущая роль принадлежит мозговой коре.

Методы непосредственного наблюдения за активностью различных участков головного мозга, например магнитно-резонансная томография, становятся все более точными, что позволяет ученым «привязывать» те или иные ощущения к вполне определенным нервным структурам.

Например, за «примитивные» эмоции типа гнева и страха отвечает миндалина. Неприятные мысли и чувства рождаются в определенном участке префронтальной коры больших полушарий.
 Ученые утверждают, что определили структуру, отвечающую за так называемое шестое чувство, - это передняя часть поясной извилины, которая находится на внутренней поверхности больших полушарий и окружает мозолистое тело. 

Сложнее локализовать такое многогранное чувство, как любовь. Оно связано сразу с несколькими областями мозга, включая миндалину, гипоталамус (регулирующий гормональные циклы), гиппокамп (формирующий кратковременную память), префронтальную кору (хранящую долговременную память) и таламус (фильтрующий сенсорную информацию).

Любовь каждый воспринимает и испытывает по своему.  По мнению многих ученых именно с романтическим чувством тяжелее всего расстаться. Когда удовлетворение и взаимность чувств откладывается, мозг все-равно продолжает активировать гормоны любви, тем самым усиливая чувства и обостряя эмоции. И если любовь безответна, то возникает боль, страдания, влюбленный находится в постоянном напряжении и дело легко может дойти до нервного срыва. И как бы высоко мы ни ставили предмет своих воздыханий, какие бы красивые слова ни искали для выражения чувств, любовь - это прежде всего гормональный процесс, в котором задействованы многие гормоны. 5 из них - самые важные.

Дофамин

Дофамин - гормон целеустремленности и концентрации. Он вырабатывается в организме в момент начала влюбленности, заставляет добиваться своей цели, стремиться к полному обладанию.

По химической структуре дофамин относится к биогенным аминам, конкретно к катехоламинам. Дофамин является предшественником норадреналина (и, соответственно, адреналина) в его биосинтезе.

Интересно, что по данным Института нейронаук, ментального здоровья и зависимостей (Канада) активизация дофаминовой системы предшествует самому поведению, которое приносит удовлетворение, удовольствие или вознаграждение. Количество выделяемого дофамина зависит от конкретных результатов поведения или деятельности и ощущения удовлетворения. Если поведение приносит удовлетворение и оправдывает ожидания, то мозг потенциирует соответствующее количество выделяемого дофамина на будущее, делая это ожидание, равно, как и деятельность подобного рода приятной. Если же поведение не принесло желаемых результатов, то уровни дофамина под такую деятельность в будущем будут низкими. Люди теряют интерес и мотивацию перед тем, что уже не принесло ожидаемого результата.

Исследователи также пришли к выводу, что дофамин играет решающую роль в том, как мы учимся запоминать источники удовлетворения и удовольствия. Более того, дофамин облегчает процессы познания и выделяется мозгом под новизну и поиск удовольствия. Иными словами, дофаминовая система обеспечивает нас желанием получить то, что нам подходит по природным показателям и принесет удовлетворение в виде удовольствия, счастья или блаженства.

Серотонин

Серотонин - гормон удовольствия. Как ни странно, на этом этапе его выработка снижается, поэтому любовь часто ассоциируется со страданием.

Серотонин влияет на многие функции организма. В передней доле мозга при участии этого гормона активируются области, которые отвечают за познавательный процесс. При поступлении данного гормона в спинной мозг улучшается двигательная функция и повышается мышечный тонус. В таком состоянии у человека появляется ощущение всемогущества.

Но самая главная функция этого гормона в нашем организме – это подъем настроения, который создается в коре головного мозга. Если же в организме данного вещества недостаточно, это ведет к депрессии. Также оно влияет на эмоциональную устойчивость и восприимчивость к стрессам. Если у человека этот гормон находится в норме, он легко справляется со стрессовыми ситуациями. И, наоборот, если уровень его понижен, то любая мелочь может вывести такого человека из нормального равновесия.

Для нормальной выработки данного гормона необходимо питаться пищей, богатой триптофаном и углеводами, которые стимулируют его синтез. Этот гормон вызывает в нашем организме чувство сытости. При поступлении пищи, содержащей триптофан, улучшается настроение за счет выработки серотонина. В нашем мозге сразу же устанавливается связь между этими двумя состояниями, поэтому при депрессивных состояниях наш организм пытается улучшить настроение через поедание углеводов и продуктов, богатых триптофаном.

Антиподом серотонина является мелатонин, который вырабатывается из данного гормона в эпифизе. Чем выше освещенность, тем ниже выработка мелатонина. Поскольку мелатонин вырабатывается только из серотонина, при депрессии возникает бессонница: чтобы уснуть, нам нужен мелатонин, но без серотонина получить его невозможно.

Ученые определили, что химическое вещество, которое создает положительное настроение, также заставляет раковые клетки самоликвидироваться. Ученые обнаружили, что при смешивании серотонина в одном сосуде с клетками центрально-африканской лимфомы, последние самоуничтожаются. Главный исследователь профессор Гордон утверждает: "Это природное химическое вещество, которое синтезируется организмом и выстраивает настроение человека. Избыточность данного вещества как правило оказывает влияние на сон и аппетит. Мы узнали, что это вещество имеет невероятную способность заставлять определенные сторонние клетки самоликвидироваться". На сегодняшний день ученые разрабатывают способ терапии онкологических заболеваний, основываясь на данном свойстве серотонина. В американском журнале Blood приведено наблюдение вышеуказанных разработок.

Удивительным фактом является и то, что причинно-следственная связь между количеством серотонина в организме и настроением "двухсторонняя". Если растет уровень этого вещества, создается хорошее настроение, если появляется хорошее настроение - начинает вырабатываться серотонин.

А методов улучшения настроения есть очень много. Проанализируйте еще раз вышеуказанные факты, и вы поймете, какую огромную пользу дает хороший настрой. Однако наше настроение только временами бывает хорошим. И наиболее часто наше настроение не может управляться нами, чаще наоборот - управляет нашими поступками. Но не стоит из-за этого опускать руки.

Адреналин

Адреналин - гормон стресса, повышает наши обычные возможности. Его выработка у влюбленных повышается, что приводит их к состоянию вдохновения и желанию "свернуть горы".

Важнейший гормон, вырабатываемый мозговым веществом надпочечников. Он выбрасывается в кровь при "испуге, бегстве или в сражении", давая возможность человеку приспособиться к сложившейся ситуации и оказывая влияние на кровообращение, мышечную систему и обмен веществ в его организме. Под действием этого гормона увеличивается частота и сила сокращений сердечной мышцы, а также частота и глубина дыхания, повышается скорость протекания обменных процессов, улучшается работоспособность мышц, мышечная усталость наступает значительно позднее. Одновременно снабжение кровью мочевых органов и желудочно-кишечного тракта уменьшается, их мышцы расслабляются, а сфинктеры, наоборот, сокращаются. Первоначально считалось, что адреналин выделяется в организме человека благодаря симпатическим нервам, поэтому их раньше называли адренергическими нервами. Фактически основным выделяемым веществом является норадреналин, из которого затем образуется адреналин. Инъекции адреналина хорошо помогают при лечении бронхиальной астмы, так как при этом происходит расслабление мускулатуры бронхов. Адреналин применяется при хирургических вмешательствах или впрыскивается через эндоскоп для уменьшения кровопотери, так как под действием этого вещества происходит сужение кровеносных сосудов, расположенных в коже и слизистых оболочках. Адреналин входит в состав ряда растворов, применяющихся для длительной местной анестезии, особенно в стоматологии.

Эндофины - гормоны покоя и удовлетворения. Они высвобождаются при физическом контакте с объектом любви, приносят влюбленным ощущение благополучия и защищенности.

Сразу же отметим, что чем больше таких гормонов вырабатывается в организме человека, тем счастливее их обладатель. Впервые о гормонах эндорфинах начали говорить еще в середине прошлого века. Именно тогда ученые выявили и утвердили, что данные «гормоны счастья» вырабатываются непосредственно головным мозгом. Следует отметить еще и то, что достаточное количество эндорфинов делает человека не только счастливым, но еще и сильным, энергичным, целеустремленным. Если на Вашем пути встретился хмурый апатичный человек, не судите его строго. Его настроение очень легко объяснить – его головной мозг не вырабатывает достаточное количество эндорфинов, которые бы помогли ему ощутить на себе всю радость жизни.

Несмотря на то, что головной мозг большого количества людей перестал вырабатывать достаточное количество эндорфинов, ситуацию на самом деле можно изменить в противоположную сторону. Для этого нужно всего-навсего слегка приободриться и начать действовать. Первым делом возьмите спортивный костюм и вперед в спортзал. Запомните, всего лишь полчаса интенсивных упражнений и Вы обеспечены «гормонами счастья» на целых два часа. Увеличивают выработку эндорфинов и половые контакты. Чем чаще вы будете заниматься сексом с любимым человеком, тем больше эндорфинов будет вырабатывать Ваш головной мозг.

Беременность – еще один способ почувствовать себя счастливой. Объясняется это тем, что в период беременности в организме женщины вырабатывается не просто большое, а огромное количество эндорфинов. Чем ближе момент родов, тем больше количество вырабатываемых «гормонов счастья». Следует отметить еще и то, что увеличить выработку данных гормонов можно и при помощи некоторых продуктов питания. К таковым можно отнести картошку, бананы, болгарский перец, рис, мороженое, рыбу, миндаль, а также морские водоросли. Особенным продуктом в данном случае является шоколад. О том, что шоколад поднимает настроение и силы известно, скорее всего, каждому из Вас. Вряд ли найдется хоть одна женщина, которая бы ни разу не обратилась за помощью к шоколаду, когда на ее душе «скребут кошки».

Окситоцин и вазопрессин - гормоны нежности и привязанности. Они начинают вырабатываться у счастливых влюбленных, когда их отношения переходят в фазу взаимной любви и уверенности друг в друге. Как ни странно, они сокращают выработку гормонов первой фазы отношений. В результате пылкая страсть угасает по мере того, как растет нежная привязанность.

Нейропептид окситоцин играет важную роль в регуляции социального поведения у животных, включая человека. Ранее было показано, что под действием окситоцина люди становятся добрее, доверчивее, внимательнее к другим. Эти исследования, однако, не учитывали того обстоятельства, что альтруизм у людей с древнейших времен был парохиальным, то есть направленным только на «своих». Новые эксперименты, проведенные голландскими психологами, показали, что положительные эффекты окситоцина распространяются на тех, кого человек считает «своими», но не на членов конкурирующих групп. Окситоцин усиливает желание защищать своих и может стимулировать нанесение «упреждающих ударов» по чужакам с целью защиты от возможной агрессии с их стороны.

Вазопрессин (антидиуретический гормон) – нейрогормон животных и человека, который вырабатывается в гипоталамусе, поступает в гипофиз, а затем выделяется в кровь. Вазопрессин стимулирует обратное всасывание воды в почечных канальцах и таким образом уменьшает количество выделяющейся мочи (антидиуретический эффект). При недостатке вазопрессина резко повышается выделение мочи, что может привести к несахарному диабету. Таким образом, вазопрессин – один из факторов, определяющих относительное постоянство водно-солевого обмена в организме. Вазопрессин вызывает также сужение сосудов и повышение кровяного давления.

Вазопрессин также влияет на эрекцию у многих млекопитающих. В этом отношении самцы крыс, кроликов и мужчины устроены одинаково. Вазопрессин во многом отвечает за взаимоотношения с жёнами. Потрясающий результат получили шведские нейробиологи, которые на мышах-полёвках показали, как неисправимых ветреников превратить в верных супругов. Для этого учёные сравнили моногамный вид степных полёвок Microtus ochrogaster с полигамными луговыми Microtus pennsylvanicus.

Оказалось, если полигамному виду повысить экспрессию вазопрессиновых рецепторов до уровня моногамного вида, то самец, который прежде, как и все его сородичи, вёл беспорядочную половую жизнь, становится привязанным к одной самке, с которой вступил в связь. А остальные прекрасные представительницы грызунов вызывают у него агрессию и неприязнь.

 Заключение

 Сегодня вопрос о жизни после смерти всё также интенсивно обсуждается. Нет недостатка в сообщениях о сеансах, явлениях и фотографиях духов. 

 На тех, кто отрицает существование души и жизни после смерти часто смотрели и многие продолжают смотреть как на отверженных или еретиков, изгоев общества. Тех же, кто обещает бессмертие, наоборот, боготворят; на их именах основаны религии. Иисус - лучший тому пример. Чем амбициозней обещание и чем драматичнее миф, тем скорее поверят в него люди; когда он касается доктрины о жизни после смерти, он может привлечь к себе многие миллионы верующих, которые пойдут на смерть, твердо уверенные в существовании загробной жизни.

Если наши древние предки верили в наличие души лишь в силу незнания ими физиологии, то сегодня именно надежда на жизнь после смерти была и остается главным источником религиозного и эстетического вдохновения,и к сожалению, сила мечты о ней намного превосходит возможность ее реальных обоснований. Современные люди верят в наличие души исключительно в силу заблуждений,страха перед смертью, надежды и мечты на лучшую и бессмертную жизнь принимая желаемое за действительное, игнорируя объективные научные знания. Иначе говоря, вера в наличии души является устойчивым заблуждением, не имеющим ничего общего с действительностью.

 Все рождается и умирает. В том числе и человек. Человеческая жизнь имеет ценность потому (и только потому), что она имеет конец. В мире все должно умирать. Не надо переживать по этому поводу как и не стоит расстраиваться, осознавая что за формирование высоких чувств,сильных и постоянных  эмоций, творчества и других аспектов человеческого бытия ответственна вовсе не   идельная душа а вполне реальные развитые структуры головного мозга, которыми нас щедро одарила эволюция.

Здравые мысли не исключают сильных чувств. А вовсе даже наоборот! Адекватная оценка своих способностей, понимание того, на что ты согласен,как ты устроен, позволяет не травмировать и долго хранить в сердце свои чувства.